-

Поздняя любовь маршала Толбухина и… Фаины Раневской

А все началось как в древнем анекдоте. Помните: из ресторана вываливается опьяненный, и увидев человека в золотой фуражке и в штанах с лампасами орет: — Швейцар! Такси! Тот ему отвечает: — Я не швейцар. Я адмирал. — Адмирал?! Тогда катер к подъезду!

Поздняя любовь маршала Толбухина и… Фаины Раневской0

Поздняя любовь маршала Толбухина и… Фаины Раневской1

Фаина Раневская в 1947 году была в Тбилиси. Пошла с компанией в ресторан, поужинать, но недожаренная семга ей не понравилась и она ушла. Когда выходила ей галантно придержал дверь человек в золотой фуражке и в брюках с лампасами.

— Ах, благодарю! Здесь такие двери, что без помощи швейцара я всегда боюсь быть зажатой между створками.

— Но я, извините, не швейцар, — прозвучал слегка обиженный голос.

Раневская подняла глаза. Перед ней стоял высокий, почти огромный военный.

— Боже мой! Товарищ генерал, простите великодушно!

— Я не генерал. — опять обиженным детским тоном ответил военный — Я — маршал.

Раневская внимательно взглянула на него. Она уже давным-давно не видела вот таких больших, сильных, уверенных в себе мужчин, которые могли бы так вот обижаться. Почти как дети.

— Так это сам маршал открывал мне двери? В жизни не забуду! — без всякого притворства воскликнула удивленная Раневская.

Должно быть, Толбухин был тронут искренностью актрисы, потому что немедленно предложил:

— Меня ждет машина. Я могу вас подвезти. Куда вам нужно?

— Ой, что вы, премного благодарна. Но после всех ароматов ресторана мне просто обязательно нужно проветриться на вечернем воздухе Тбилиси. Или в моих волосах навсегда останется запах жареной рыбы.

Сумерки уже сгустились, в свете неяркого фонаря Толбухин как-то пристально взглянул на Раневскую и с некоторой робостью сказал:

— Простите, вы очень похожи на актрису, которая играла в фильме…

Поздняя любовь маршала Толбухина и… Фаины Раневской2

— И на какую же? — спросила Раневская, стараясь скрыть разочарование.

Наверняка понравившийся ей военный вспомнит фильм «Подкидыш» и уже порядком опостылевшую ей фразу «Муля, не нервируй меня». Такая известность уже порядком достала великую актрису. Нормально не могла пройти по улице. Взрослые улыбались ей вслед, дети бегали за ней, выкрикивая:

«Муля, не нервируй меня».

Однажды она повернулась к ним и не выдержав проникновенно произнесла:

«Дети! Идите в жопу».

Неужели и этот огромный военный сейчас брякнет про Мулю. Но тот неожиданно смутился, совсем как мальчишка. Раневская не могла не увидеть его виноватую улыбку. Словно признаваясь в чем-то нехорошем, неприличном для мужчины его ранга и звания, он смущенно ответил:

— Я совсем случайно увидел сказку. Там была такая актриса… героиня. Мачеха. Мне было ее жаль. Вы похожи на нее.

Поздняя любовь маршала Толбухина и… Фаины Раневской3

— Как? — Фаина Раневская остановилась. — Вам понравилась моя мачеха?

— Так вы — Раневская?

— Вы запомнили мою фамилию?

— Профессиональное.

Они стояли друг против друга. Этот короткий диалог был для них сродни самому искреннему признанию. Сказка вдруг невероятным образом сблизила людей, сразу оголила их чувства до той самой степени, когда всякие вопросы в отношении друг друга почти исчезают.

— Разрешите мне погулять вместе с вами? — робко проговорил Толбухин.

— С удовольствием! — весело ответила Раневская. — С таким маршалом, который любит сказки, я готова гулять всю ночь.

Весь вечер до глубокой ночи они бродили по старому Тбилиси. Гуляли, разговаривали, смеялись. Для Фаины Раневской эта встреча буквально перевернула мир.

Перед ней был мужчина, воин, под командованием которого находились сотни тысяч солдат. Он приказывал им, посылал их в бой, вершил сотни тысяч судеб. При всем этом неожиданно мягкий, почти робкий мужчина. Она чувствовала, что маленький романтичный ребенок сидит глубоко-глубоко внутри грозного маршала. Фаина Георгиевна была просто счастлива, что смогла увидеть его, что именно ей он, ребенок, открылся.

Поздняя любовь маршала Толбухина и… Фаины Раневской4

Они стали встречаться.

«Он дивный! Он необыкновенно чудный человек», — делилась однажды Раневская со своей подругой впечатлением о Толбухине.

Их встречи не были ослеплены какой-то необыкновенной страстью. Это было больше похоже на романтические встречи двух совсем юных, неопытных студентов, где каждый дорожил внутренним миром другого, хранил его, защищал от суровой реальности окружения. Старались оставаться вдвоем. Избегали людных мест, где оба были бы на виду. И не потому что боялись каких-то слухов и сплетен.

Им хорошо было вдвоем. Они часто и подолгу гуляли тихими вечерними улицами города. Днем, при наличии такой возможности, Толбухин увозил Раневскую в горы. Там, возле быстрых холодных речек, они устраивали небольшой пикник, пили красное вино, говорили на самые разные темы. Нельзя сказать, что Толбухин стал для Раневской идеалом мужчины. Но он был, пожалуй, единственным ее знакомым, о котором она никогда не говорила в игривом, шутливом, ироничном тоне.

О любом человеке она могла пошутить, найти в его характере некую черту для своей незлобивой или очень острой иронии. Но о Толбухине Фаина Георгиевна всегда отзывалась с величайшим уважением и с какой-то невероятной материнской нежностью. Кто знает, может быть, для нее Толбухин был одновременно и мужчиной, и сыном.

В августе у Раневской был день рождения. Шел 1947 год. Много позже, когда пройдет почти два десятка лет после этого дня, Фаина Раневская в разговоре со своей подругой признается:

— Милая! У меня в жизни был такой день рождения, который я могу назвать необыкновенно счастливым. Давно… в сорок седьмом году. Но я помню его каждую минуту.

Больше ничего про этот день Фаина Раневская не рассказывала. Говорила только, что ей было еще весело. И говорила про подарок, который ей сделал Федор Толбухин. Маршал прошедший всю войну покоривший и освободивший шесть государств (больше чем кто-то из других советских полководцев) мог осыпать возлюбленную золотом, мехами, драгоценностями, трофейными шмотками… Маршал Толбухин подарил Раневской игрушечную заводную машинку. Двое зрелых, пятидесятилетних людей, сидели на полу и играли с машинкой. Для Раневской это был самый лучший подарок — дороже алмазов и палантинов из соболей.

Прошло еще два года. Все это время они очень часто встречались. Толбухин как командующий Закавказским военным округом часто посещал Москву по делам, и тогда это были вечера, наполненные нежностью и искренним уважением друг друга. Несколько раз Фаина Раневская приезжала в Тбилиси. Они долго не могли быть в разлуке.

А в 1949 году маршал Советского Союза Федор Иванович Толбухин умер. Есть конспирологическая версия, что коварный Берия по приказу Сталина отравил полководца. Я не буду писать оды Сталину, отмечу что он хоть и был жестоким тираном, но идиотом однозначно не был. Лишатся в преддверии холодной войны, одного из лучших маршалов и дипломатов… Оно ему надо было.

Просто Федор Толбухин несмотря на кажущееся здоровье был очень больным человеком. Мало кто знает что всю войну он прошел с сахарным диабетом, под инъекциями инсулина, которые по приказу Сталина ему доставляли из Америки. Для диабетика I группы, пройти войну это уже великий подвиг. Сколько нервов, сколько здоровья он потерял никому неизвестно.

Поздняя любовь маршала Толбухина и… Фаины Раневской5

Федор Иванович Толбухин

Жестокий удар судьбы Раневская приняла молча. Ей помогли с пропуском на похороны. Мало кто узнал в тихой, скорбной женщине под вуалью, великую Фаину Раневскую. Пройдут десятилетия и Алексей Щеглов, внук лучшей подруги Раневской Павлы Вульф, напишет книгу воспоминаний о своей семье.

И там будут строки о том самом дне, когда тихая и как-то потускневшая Фаина Георгиевна подарила ему самый завидный подарок: заводную игрушечную машинку… Ту самую, которую ей когда-то подарил ее любимый Феденька Толбухин. Поздняя любовь маршала Толбухина и… Фаины Раневской6

Она умерла в 1984 году. Единственным существом, скрасившим в старости ее одиночество, был пес по кличке Мальчик — подобранная ею на улице дворняжка.

Бывало, знаете ли, сядет у окна,

И смотрит, смотрит, смотрит в небо синее:

Дескать, когда умру — я встречу его там,

И вновь тогда он назовет меня по имени!

Какая, в сущности, смешная вышла жизнь,

Хотя, что может быть красивее,

Чем сидеть на облаке — и, свесив ножки вниз,

Друг друга называть по имени!

 

Топ новости по темеЭкслюзивно
Настоятельно рекомендуем